Вспоминаем историю Bioshock 2

Освежим в памяти сюжет Bioshock 2. Эта игра стала второй в знаменитой антиутопичной серии, и хоть и не обладает таким закрученным сюжетом, как другие части франшизы, вполне заслуживает нашего внимания: шутер получился очень трогательный и жуткий, и это совмещение противоречий – его изюминка.



 

Как мы знаем из прошлых выпусков, Эндрю Райан построил подводный город Восторг, преследуя идеалы индивидуализма, когда каждый получает то, что заслуживает, и художник не боится цензора, но быстро скатился в лицемерие и диктатуру и начал наводить в Восторге авторитарные порядки. Его главным политическим оппонентом стала София Лэмб, причем «Лэмб» на английском – это ягненок, агнец, и разработчик этот образ активно будут еще эксплуатировать в Bioshock Infinite.

Так вот, горячий ягненок София Лэмб, изначально прибывшая в Восторг как психиатр, чьей миссией было помогать людям переживать изоляцию от внешнего мира, начала с Райаном борьбу за власть, проповедуя при этом идеи социализма, коллективизма, и противопоставляя райановскому эгоизму альтруизм. Что, надо сказать, само по себе совсем не плохо. А плохо то, что  София оказалась, как обычно и бывает в таких случаях, безумным фанатиком, способным вывернуть кишками наружу любую хорошую идею. Проводя сеансы психотерапии, она заодно вербовала пациентов в свою секту с названием «Семья Восторга», и таким образом обзавелась целой армией душевнобольных жителей подводного царства.

Не без причин видя в Софии большую угрозу, но в то же время не желая действовать совсем уж грубо, Райан внедряет в ее секту шпиона, чтобы тот собрал на Лэмб компромат и ее можно было бы законно посадить. Таким шпионом становится Стэнли Пул, трусливый репортер сальной газетенки «Трибуна Восторга», которому удается доказать, что мадам Лэмб с точеными скулами и строгим взглядом поверх очков действительно организовала политическую секту, ее отправляют в колонию для диссидентов, а дочь ее, Элеонора Лэмб, остается на попечении Грейс Холлоуэй, одной из пациенток матери и, соответственно, члена ее секты.

Семилетняя Элеонора  становится свидетельницей того, как Стэнли Пул растрачивает семейное имущество Лэмб, обнаруживает, что он-то и был шпионом, погубившим ее маму, и Пул от страха похищает Элеонору и продает ее в «Приют маленьких сестричек», который, как мы помним, промышляет тем, что превращает бездомных девочек в, собственно, маленьких сестричек, генно-модифицированных монстров, высасывающих из трупов ценное вещество АДАМ. Мы об этом явлении подробно говорили в предыдущем выпуске.

Чтобы маленькие сестрички, и Элеонора в частности, всегда находились в безопасности, им полагаются персональные менеджеры – телохранители большие папочки, которых с сестричками связывают ментальными узами. Если сестричка умирает, умирает и папочка. Если папочка отходит слишком далеко от своей сестрички – опять же, ему труба. И большим папочкой Элеоноры становится Объект Дельта, он же Джонни Снаружи, он же – протагонист Bioshock 2.

Объект Дельта и Элеонора.

Объект Дельта и Элеонора.

Скажем о нем пару слов отдельно. Когда-то он был водолазом, без лишних слов и громкой фразы спокойной делал в воде свое большое дело, и во время одного из погружений внезапно обнаружил на дне океана город Восторг. Будучи единственным человеком из внешнего мира, которому удалось добраться до Восторга, он быстро стал в нем знаменитостью. Уже знакомый нам Стэнли Пул написал о Джонни статью, статью прочитал главнюк Райан, заподозрил в водолазе шпиона КГБ, отправил его, как водится, в тюрьму, из тюрьмы – в «Фонтейн Футуристикс», и там уже беднягу сделали Объектом Дельта – первым, между прочим, большим папочкой в Восторге. В будущем этих папочек понаделают целую ораву, но пока что он такой один, и охранять ему поручено, конечно же, сестричку Элеонору Лэмб.

Тем временем мамаша ее, София Лэмб, очаровывает заключенных, поднимает в тюрьме бунт, сбегает и под новый год, 31 декабря, отыскивает дочь, которую охраняет Объект Дельта. Дельта расставаться с Элеонорой по понятным причинам не хочет, он тогда умрет, но помощник Софии его гипнотизирует, и Лэмб приказывает Дельте встать на колени и застрелиться.

Дельта мертв, София на свободе.

"Встань на колени".

«Встань на колени».

Проходит около десяти лет. После того, как в первой части игры мы убиваем Эндрю Райана, София Лэмб занимает его место на посту главного в городе. Она переделывает Восторг, чтобы он соответствовал ее социалистическим идеалам, и пытается генетически вывести совершенного альтруиста, который бы впитал в себя личности всех выдающихся жителей Восторга. Первым подопытным добровольцем становится ученый Гилберт Александр, которого опыты Софии сводят с ума, и так ему и надо – это он придумал ментально соединять больших папочек с маленькими сестричками и здорово поучаствовал в сотворении всего этого подводного ужаса.

Лишившись подопытного, София переключается на свою уже подросшую дочь Элеонору, намереваясь сделать идеальным альтруистом теперь ее. Элеонора в панике, но, во-первых, в ней просыпается способность управлять маленькими сестричками, а, во-вторых, ей удается призвать к помощи Бриджит Тененбаум, крупную ученую даму, которая сыграла важную роль в первой чаcти Bioshock и хотя и натворила дел, раскаялась и встала на путь исправления. Заручившись такой серьезной поддержкой, Элеонора отыскивает тело Дельты, который остался в ее памяти как отец, и оживляет его, чтобы он нашел ее и спас. Так начинается игра, в ходе которой нам предстоит нести возмездие и воссоздавать события прошлого из диалогов и записей.

В этом крестовом походе мы встретим и Гилберта Александра, и Стэнли Пула, и Грейс Холлоуэй, и маленьких сестричек, и от того, насколько мы с ними будем добры, зависит, какой, наблюдая за нами, станет Элеонора, и, следовательно, счастливую или мрачную концовку мы в итоге получим.

Нежные отношения матери и дочери.

Нежные отношения матери и дочери.

Когда мы, замочив большинство противников, добираемся-таки до головного офиса Софии и Элеоноры Лэмб, София, то есть та, что мамаша, душит свою дочь подушкой, помня, что самочувствие папочки находится в прямой зависимости от самочувствия сестрички. У Элеоноры на время останавливается сердце, Дельта впадает в кому, и пока он не очнулся, его помещают в карцер. (Проще всего его было бы убить, но тогда он снова смог бы воскреснуть.)

Когда Элеонора приходит в себя, она посылает своему мнимому отцу в помощь маленькую сестричку, сестричка колет Дельте отвар, он обретает дар вселяться в маленьких сестричек, в теле маленькой сестрички подгоняет Элеоноре костюм большой сестрички – она уже доросла до него, и Элеонора, в броне и при оружии, освобождает отца из плена и они тандемом идут добивать остатки негодяев на своем пути к свободе.

Чтобы им обоим сбежать из Восторга, нужно добраться до батисферы и всплыть на поверхность, но когда они уже почти у цели, у Элеоноры и Дельты под ногами срабатывает взрывчатка. Элеонора, используя свои волшебные силы, полученные в результате генетических экспериментов над ней, в последнее мгновение успевает телепортироваться в батисферу, где встречается с матерью, а вот Дельту накрывает взрывом и он только успевает зацепиться рукой за край судна.

Все трое всплывают наверх и наступает одна из шести концовок. Какая именно – зависит от того, насколько всепрощающими мы были. Но какой бы финал нас ни ждал, Объект Дельта умирает от полученных при взрыве ран.

Злая версия Элеоноры.

Злая версия Элеоноры.

Самую угрюмую концовку мы получим, если будем убивать всех подряд – и сестричек, и персонажей, которых по сюжету могли бы и пощадить. В таком случае Элеонора, всплыв на поверхность, с наслаждением юной садистки утопит свою мать, шприцом высосет из нас душу, чтобы обрести способности убийцы, которыми так восхищалась все это время, и отправится нести смерть и ужас во внешний мир.

Самую светлую концовку получим, если пожалеем всех маленьких сестричек и хотя бы одного ключевого негодяя оставим в живых. Великодушная Элеонора в таком случае спасает мать от удушья в затопленной батисфере, высасывает из нас воспоминания, чтобы сохранить их в себе и никогда больше не расставаться с отцом, и встречает рассвет в окружении спасенных сестричек.

Добрая версия Элеоноры.

Добрая версия Элеоноры.

Остальные четыре концовки так или иначе находятся где-то между.

  • Во-первых, если мы жалели встреченных на пути негодяев, то и Элеонора пожалеет мать, и наоборот.
  • Во-вторых, если мы спасли всех сестричек, то Элеонора будет доброй, если всех убили – то злой.
  • Наконец, в-третьих, если мы убили некоторых сестричек, но не всех, то перед нами встает выбор – хотим ли мы, чтобы Элеонора поглотила наши воспоминания и мы продолжили жить в ней. Если нет, не хотим, потому что воспоминания наши тяжки и жестоки, то Элеонора оплакивает нашу смерть и, похоже, остается скорее доброй. Если же да, хотим, то Элеонора под гнетом нашей памяти становится злой, как если бы мы всех сестричек убивали.

Из этого конструктора и складываются концовки, всего их может быть шесть: добрая, нейтральная или злая Элеонора, и в каждом из случаев София Лэмб может быть мертва или жива.

Читайте также:

Прокомментировать

2 комментариев про "Вспоминаем историю Bioshock 2"

Войти с помощью: 
avatar
Сортировка:   новые | старые | популярные
MistyFreak
Участник

Покорнейше благодарю. Сам играл только в Infinite, но, как я успел понять, сюжет серии в целом куда сложнее и интереснее.

Artanis
Гость

Воздержался от прохождения сразу третьей и начал с первой. Что сказать… годнота!

wpDiscuz
rfwbs-slide