Вспоминаем историю Bioshock Infinite

Если вы прошли Bioshock Infinite и ничего не поняли, или все поняли, но хотите еще раз послушать эту великолепную историю, то вы зашли по адресу. Сейчас мы будем подробно разбираться в сюжете этой игры – на мой взгляд, одной из лучших за последние годы. При прохождении Bioshock Infinite повествование ведется урывками, запутанно, и только в финале картина открывается нам полностью. С одной стороны, в этом заключается одна из прелестей сюжета Bioshock, иначе было бы не так круто, с другой – во всей этой истории очень легко запутаться. Поэтому давайте распутаем клубок сюжетных линий и расскажем обо всем по порядку.



 

В основе сюжета игры лежит представление о том, что в мире существует множество параллельных вселенных, и одни и те же люди в них переживают разные события. На дворе – начало XX века, а главный герой истории – Букер ДеВитт, американец с индейскими корнями, который, что иронично, отличился особой жестокостью на войне против индейцев. Старший по званию как-то обвинил Букера в том, что он немного индеец, и тот решил загладить вину, сжигая вигвамы с женщинами и детьми. После мультика про Простоквашино очень тяжело произносить слово вигвам с «в», а не с «ф». Словом, Букер стал героем Индейских войн, а американцы – экспертами в вопросах политкорректности.

booker_dewitt

Букер ДеВитт.

 

Поскольку сжигать вигвамы, пока в них есть люди, – это реально очень плохо, и Букер это понимал, по окончании войны его угрызает совесть. И здесь наступает, друзья, я сейчас употреблю умный термин, точка бифуркации. Это переломный момент в развитии системы, после которого все будет либо нормалек, либо очень плохо. Никогда не знаешь, в каком контексте тебе пригодится какая-нибудь не касающаяся твоей жизни умная хрень… Так вот, по окончании войны в некоторых вселенных ДеВитт принимает христианство, чтобы спасти свою душу через веру, становится властным фанатиком, и в своем духовном экстремизме пытается уничтожить мир, взяв себе имя Закари Хейл Комсток. А в других вселенных Букер вместо христианства начинает пить. И все, просто пить.

comstock

Последние секунды жизни Комстока.

 

Верующий Комсток, бывший ДеВитт, становится важным человеком в правительстве США и встречает Розалинду Лютес – квантового физика, сумевшего заставить левитировать атом. Комсток с ней сотрудничает и, пользуясь положением, убеждает правительство применить эту технологию, чтобы построить летающий город, который впоследствии назовут Колумбией – по имени ангела, который якобы подал Комстоку эту идею.

Роберт и Розалидна Лютесы.

 

Экспериментируя с левитацией атома, Розалинда замечает, что не она одна оказывает на него воздействие – атом как-будто дергает кто-то еще. Так, дергая атом на манер азбуки Морзе, она наладила связь с параллельным миром, в котором Роберт Лютес – версия Розалинды из другого мира, абсолютно аналогичный ей человек, но только мужчина – в тех же обстоятельствах проводил те же эксперименты. Результатом их трудов становится окно между мирами, Роберт переходит в реальность Розалинды и всё они с тех пор делают только вдвоем.

Поскольку открывать окно – «разрыв» – можно не только в любой мир, но и в любую точку и в любой момент в этом мире, подглядывая в эти порталы, можно узнать вероятное будущее. Комсток этим методом рьяно злоупотреблял, как результат – он становится пророком Колумбии, отделяется от США, улетает на своем городе в неизвестном направлении и начинает единоличное правление парящим островом, насаждая в нем радикальнонационалистические взгляды.

Вместе с тем, постоянный контакт с разрывами вредит его здоровью, он заболевает раком, начинает выглядеть, как старик, хотя в событиях игры ему, как и ДеВитту, всего 38, и, самое главное, он становится бесплодным. Это не было бы для Комстока такой катастрофой, если бы он не подглядел в разрывах, что успешно управлять Колумбией могут только его потомки.

А потомки у него на самом деле есть – просто в другой вселенной. Тот Букер ДеВитт, который не принял христианство (баптизм, если быть точным) после войны, грязнет в карточных долгах, спивается, после того как его жена умирает при родах, но на руках у него чудесная дочь – Анна ДеВитт, взрослая версия которой является предметом обожания всех мужчин, когда-либо игравших в Bioshock.

elizabeth

Элизабет.

 

Узнав об этом, Закари Комсток через «братьев» Лютесов предлагает ДеВитту, не подозревающему обо всем том, что мы только что с вами обсудили, сделку: Комсток уплатит все долги Букера в обмен на Анну. ДеВитт соглашается, отдает Лютесам свою дочь, но в последний момент передумывает и пытается отменить сделку: стоя по разные стороны от портала, ДеВитт и Комсток тянут девочку каждый на себя. Комсток побеждает, но закрывшиеся «двери» портала отсекают Анне мизинец.

В порыве отчаяния Букер наносит себе на руку татуировку с инициалами утерянной дочери – AD, Анна ДеВитт, что также расшифровывается как Agnus Dei – агнец божий. Невероятная случайность. В игре полно удивительных совпадений.

anna_dewitt

AD – Анна ДеВитт.

 

Пока Букер в своей реальности упивается горем, в мире Комстока жизнь кипит. Во-первых, Анне дают новое имея – Элизабет, а сам Закари называет ее «Агнец Колумбии».

Во-вторых, его жена, леди Комсток, обнаруживает, что у них теперь есть ребенок, и начинает что-то подозревать. Она считает, что Элизабет – плод измены Закари с Розалиндой, отказывается жить с этим ребенком и настаивает, чтобы его поместили в башню, где бы Элизабет существовала практически в заточении.

Портрет Леди Комсток.

 

В-третьих, Элизабет, поскольку сама она – в одном мире, а ее мизинец – в другом, с возрастом обретает способность самостоятельно, без всяких устройств, открывать разрывы и недурно управляется с этим своим навыком. Чтобы его обуздать, Комсток помещает в башне «глушилку» для лизиных талантов, но мы-то с вами понимаем, что принцессу из замка рано или поздно спасут, и тогда-то она даст волю своему дару.

В-четвертых, Леди Комсток узнает правду о похищении ребенка, хочет рассказать об этом общественности, и Закари по-тихому ее убирает.

В-пятых, и это самое главное, братья Лютесы – на самом деле это один человек в двух экземплярах, но будем их для простоты называть братьями – в одном из разрывов видят, что Элизабет подчинилась воле отца-Комстока, продолжила его дело, возглавив Колумбию, и, командуя летающим городом-крепостью, разбомбила всех неверных, то есть сравняла с землей весь нелетающий мир. Лютесы понимают, как накосячили, передав Комстоку дочь ДеВитта, и, чтобы предотвратить возможную катастрофу, намереваются вернуть ее обратно в то измерение, в котором она родилась.

В-шестых, об этом узнает Комсток и подстраивает несчастный случай: машина, создающая разрывы, в ходе экспериментов дает сбой и убивает Роберта и Розалинду. Волшебным образом, однако, Лютесы не умирают, а переходят в особое состояние: они теперь совершенно свободно перемещаются во времени и пространстве всех вселенных, хотя и не могут напрямую вмешиваться в развитие событий. Лучше бы и не «убивал» их, конечно, только хуже себе сделал. В очередной раз игра подсказывает нам мораль: убивать плохо.

С тех пор как Анна, она же Элизабет, была похищена из родного измерения, проходит 20 лет, в комнату к Букеру является Лютес и предлагают ему его дочь все-таки вернуть. С этого и начинается игра. Близнецы перебрасывают ДеВитта во вселенную Комстока, но при переброске у Букера немного едет крыша и его воспоминания о прошлом перемешиваются, и всю предысторию он, по большому счету, вспоминает заново – вместе с игроком.

Большинство последующих событий интересны, в первую очередь, именно тем, что приоткрывают завесу тайны над прошлым ДеВитта-Комстока. Букер с Элизабет скачут по измерениям, убивают негодяев, разбивают голову Комстока о купель, но огромная механическая птица – Соловей – все же забирает у ДеВитта его дочь. ДеВитт пускается в погоню, но когда наконец находит Элизабет, оказывается, что в результате аномалии, связанной с разрывами, прошло не несколько часов, как думал он, а десятки лет – Комсток добился своего: постаревшая Элизабет после мучительных лет пыток и ожидания Букера все же возглавила Колумбию и уничтожила низлежащий мир. Худший сценарий сбылся. Эта депрессивная версия Элизабет отправляет Букера в прошлое, чтобы он все-таки успел ее спасти, и он спасает.

old_elizabeth

Менопауза.

 

В конце пара переносится в «Восторг» из первого «Биошока», поднимается на поверхность к маяку, с которого когда-то начинались события первой части серии, и Элизабет начинает водить Букера по множеству миров, возвращая ему потерянные воспоминания. Он понимает, что Элизабет – его дочь Анна, что он продал ее когда-то за уплату долгов, и что еще бесконечное число Комстоков, принявших христианство, повторяют все те ужасы, которым Букер и его дочь стали свидетелями. Выход один – сделать так, чтобы Комстока и не существовало никогда, чтобы он не мог родиться. Тогда Элизабет переносит Букера в то место, где Комсток когда-то принял крещение, то есть «родился». ДеВитт осознает, что он и есть Комсток, и несколько копий Элизабет из различных миров топят его, и меняют ход истории таким образом, что все те Букеры, которые вместо бара потащились в церковь, оказываются утоплены. А пошли бы в бар – целы остались. В результате мы видим, как после смерти Букера исчезают все копии Элизабет, кроме одной. Поскольку теперь не существует вселенных Комстока, то и Анны, которые были в них задействованы, тоже исчезают. Кто была та Анна, что не исчезла, и почему Букер ее не узнал («Это не ты… кто ты?») – отличная пища для ума. Так заканчивается великолепная игра Bioshock Infinite, разобраться в сюжете которой для меня было большим удовольствием.

 

Взаимосвязь вселенных

А теперь я бы хотел сказать пару слов о концовке и об устройстве мира в этой игре, потому что тут всегда возникает много вопросов. Их не может не возникнуть.

На первый взгляд может показаться, что связь между вселенными, концовка игры, весь сюжет местами логически несовершенны. И где-то тут наверняка есть косяки, но я хочу вас заверить, что разработчики подвели очень убедительную и совсем не шаткую теоретическую базу под этой историей, и с наскоку ее не раскритикуешь. Один из популярных вопросов – как смерть ДеВитта в одной лишь вселенной может отразиться на существовании Комстока в остальных вселенных? Их же бесконечное множество!?

Это зависит от того, по какому принципу мы множим вселенные. Если множить их хаотично, без связи, то да, тогда пришлось бы убивать каждого Комстока в отдельности. Но в Bioshock все вселенные являются следствиями принятых решений.

Некоторые явления – это константы в уравнении, мы не можем на них повлиять. Например, во всех вселенных ДеВитт убивает индейцев. Другие явления – это переменные. Например, ДеВитт может принять христианство, а может пойти по барам.

Для каждой переменной существует несколько допустимых значений. Если предположить, что выбор у Букера только из двух пунктов: пойти в бар или в церковь, то в момент принятия решения возникают две вселенные: с баром и с церковью. (С преферансом и куртизанками.) И все те бесконечные вариации на тему злодеяний Комстока, как ветки на дереве, растут из единственного ствола – того момента, когда Букер не пошел в бар. Поэтому, чтобы убить всех Комстоков, но при этом оставить в живых всех ДеВиттов, достаточно найти в жизни Букера то решение, которое впоследствии превратит его в Комстока, и сделать так, чтобы он до принятия этого решения не дожил, и, следовательно, переменная оказалась бы стерта из формулы, и ветвям-вариациям вселенных Комстока не из чего было бы расти.

После титров утонувший ДеВитт просыпается в постели и бежит проверять колыбель Анны. Нам не показано, найдет ли он ее в ней, но если вселенных Комстока действительно больше не существует, то не существует и всех связанных с ней вариаций, и, следовательно, ДеВитт не сможет продать Анну за долги, потому что некому ее теперь ему продавать. И, значит, не было тех двадцати лет забвения, которые Букер провел после сделки с Комстоком. То есть проснулся он за 20 лет до начала игры.

Откровенно говоря, если после титров, используя читы, телепопортироваться к колыбели, то Анны там не будет, но это ни о чем не говорит, так как разработчики ее могли туда просто не положить, не ожидая, что кто-то полезет проверять этот момент таким образом.

Колыбель Анны ДеВитт.

 

Слабое место этой теории, на мой взгляд, заключается в том, что такая сетка вариантов не допускает обходных путей к достижению целевых сценариев. То есть, поясню, если мы однажды избежали шанса стать Комстоком, то больше этот шанс нам никогда не представится. Если мы пропустили поворот, то уже не сможем приехать, куда хотели, сделав небольшой крюк. Если мы отправились в бар, а не в церковь, то мы не сможем пойти в церковь через неделю и так же стать кровавым тираном, как если бы пошли в нее сегодня. Хотя, возможно, именно так мир и устроен, как знать.

Кроме того, неужели нельзя было бы избежать комстоковских вселенных, не убивая Букера, а отведя его в бар за ручку? Или, скажем, написав ему на лбу «Слава сатане». Вряд ли бы его после этого крестили ведь. В общем, были там, на мой взгляд, более мягкие варианты. Но это все придирки.

 

И напоследок – немного анализа

В игре полно художественных условностей и упрощений, и здравый смысл, как мы только что выяснили, иногда оказывается принесен в жертву эффектности и драматичности – это нормально. Воспринимайте игру как поэзию, как набор концептов, чувствуйте ее, а не считывайте буквально, и тогда многие ненужные вопросы отпадут. Это сказка, а не документальный фильм.

В игре полно отсылок к первому Bioshock. Это и прямые на него указания, как то появление Восторга в игре, и косвенные, как то сходство идеологий Восторга и Колумбии. В обеих играх сценаристы последовательно придерживаются идеи неразделения персонажей на добрых и злых, и в Буккере ДеВитте эта концепция достигает апогея: он одновременно и главный злодей, и спаситель мира (от самого себя). Во всех отношениях прекрасная Анна ДеВитт при определенных обстоятельствах скатывается в диктатуру и топит в огне весь греховный мир. Для настоящей литературы это не безумно глубокая мысль, конечно, но компьютерные игры как вид искусства сейчас находятся еще в некотором зачатке, и философия Bioshock – это очевидный прогресс.

Другая важная для всех «Биошоков» линия – это концепция рационального индивидуализма, вдохновленная Айн Рэнд, и об этом мы отдельно поговорим, когда будем разбираться в сюжете первого Bioshock. Антогонисты главных игр серии провозглашают свободу сильного человека, превосходство избранных, и постепенно доводят эту идею до абсурда, ударяясь в экстремальную ксенофобию, расизм, фундаментализм и изоляционизм. В одном случае – в пучине вод, в другом – над облаками.

Третий, и, пожалуй, наиболее сложный и интересный вопрос, поднимаемый в «Биошоках» – механизм принятия решений, или, если хотите, есть ли у человека свобода воли. С одной стороны, героями игр запросто манипулируют, свободу воли у них отнимая. Это и Джек из первой игры, запрограммированный на выполнение команд, то есть свободы воли лишенный, и большие папочки, и Соловей, и хэндимэн, в которых личность подавлена механизмами. С другой стороны – свобода воли даже обычных людей тут тоже под вопросом. Вселенные множатся не каждое бесконечно короткое мгновение, а только в отведенные для этого моменты, и таким образом значительная часть временного полотна оказывается соткана не из переменных, а из констант.

Иными словами, мы принимаем решения только тогда, когда нам разрешается, и только те, из которых нам позволяется выбирать. Это сложно назвать свободой воли: мы свободны настолько же, насколько ребенок, играющий в «Лего», свободен в сравнении с художником, рисующим на холсте. Вариантов в «Лего», конечно, много, но от огромных деталек с пупырышками нам уже не избавиться. В итоге в игре мы видим что-то среднее между идеями детерминизма и свободной души.

Кроме того, путешествия по разрывам имеют очень ограниченный временной диапазон. Они никогда не выходят за рамки жизней Букера или Анны. Это, конечно, можно снова списать на художественную условность, а можно предположить, что мир существует лишь при жизни этих двух персонажей, и любое предполагаемое далекое будущее или прошлое – лишь декорации, а само действие происходит только пока живы отец и дочь ДеВитты.

Наконец, тут полно спекуляций на религиозные темы. Комсток – это пророк, ведущий агнца Элизабет по праведному пути, с небес насылающий на человечество погибель за людские грехи, а ДеВитт – лжепророк, пытающийся искусить агнеца порочным Парижем. Глубинного смысла я в этих аллегориях не нахожу, но должен отметить, что они чрезвычайно умело вплетены в сюжетную конву. Настолько умело, что это достойно похвалы.

Bioshock Infinite – редкий пример игры, которую хочется анализировать. Как в луковице, в которой под каждым слоем – еще один слой, в Bioshock, разобравшись с какой-то идеей, мы обнаруживаем под ней еще одну. Подобных игр приходится ждать не один год, но они того стоят.

Читайте также:

Прокомментировать

14 комментариев про "Вспоминаем историю Bioshock Infinite"

Войти с помощью: 
avatar
Сортировка:   новые | старые | популярные
Семён Култаев
Участник
Ролики, объясняющие сюжет таких шедевров всегда актуальны и я с удовольствием бы посмотрел и ролики по другим играм. Но отпишусь по поводу этого: 1. Ужасно пожат ролик. Качество отвратительное, повсюду изображение на квадраты ломается. Надеюсь сильно рано посмотрел и ютуб не успел починить ролик. 2. Большая ошибка в объяснении сюжета, либо это я ошибаюсь. Но мою теорию подтверждают ДЛС, а твоя теория ДЛС просто убивает и делает бессмысленными и невозможными. Так вот, это ошибка в объяснении концовки. Там куча Элизабет не обрубают ОБЩУЮ ветку, в которой Букер становится Комстоком. У каждой Элизабет есть свой Букер (ну или почти, не надо… Читать дальше »
mstislavmetallov
Участник

Почему нельзя было совместить вселенные не в момент крещения, а через 10 минут после него, что бы отрезать лишь вселенные с Камстоком?

А если все Букеры мертвы, откуда сцена после титров?

Scred
Участник

Егор. Сделай пожалуйста пояснение других частей биошока.
Видео супер.

roman
Гость

Po4ny igrat v nee sednja ve4erom

mstislavmetallov
Участник

Если сделать игру очень запутанной, она не станет от этого очень интересной. Мне показался сюжет слишком покалеченным и дырявым. Что, не в одной вселенной Букер не стал сопротивляться? А как же миллион вселенных? Почему нельзя было совместить вселенные не в момент крещения, а через 10 минут после него, что бы отрезать лишь вселенные с Камстоком?
А если все Букеры мертвы, откуда сцена после титров?

Nimonys
Участник

А как насчет обзора на дополнение? Вот что бы я действительно хотел бы понять, поскольку мне лично оно показалось полным бредом, существование которого взято явно из иной вселенной, и пришито к игре белыми нитками.

Silver Blade
Участник

Вот такое повествование о том, почему алкоголизм лучше религии)

trackback

[…] к ней. Историю Infinite мы с вами уже разбирали в одном из предыдущих разов, и тем, кто знаком с сюжетами и Bioshock Infinite, и первого […]

wpDiscuz
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
rfwbs-slide